Игорь Куницын

Автор: , 31 Дек 2017

 

***

Я тоже сторожем работал
когда закончил институт
и говорил знакомым: «То-то,
вы там, а я, представьте, тут.
Вы в накрахмаленных халатах,
я в форме мятой от тахты,
вам платят белые зарплаты,
вам дарят свежие цветы,
вам шоколадные конфеты,
аперитивы и духи,
а мне в Налоговой рассветы
встречать и сочинять стихи.
И ждать, когда же наконец-то
из будки я сторожевой
шагну навстречу неизвестно
чему, неправильный такой».
***

Она была механиком кино.
Я мог в кинотеатре забесплатно
смотреть в окно на кинополотно
в наушниках больших невероятно.
А тёте было некогда, она
не замечала кинополотна –
то заменяла плёнку торопливо,
то, на проектор глядя, терпеливо
следила, чтобы вдруг не прекращалось
лишь для меня бесплатное кино.
А мне смеяться громко запрещалось,
но тихо было не запрещено.
***

На пороге зима,
я зимой начинаю
не сбегать от ума,
но сходить неуклонно до мая.
Если вырубить свет
в целом доме во время метели,
то родится поэт,
а не мент, как бы вы ни хотели.
Настоящий «PILOT»
это вам не какой-нибудь «Parker».
Чуть зима настаёт,
и каток открывается в парке.
На границе катка
перед тем как в коньки облачиться
угадай чья рука
тебя стукнет слегка по ключице.
Оглянуться пока
не спеши торопиться
на границе катка
за границей.

***

Стою с пластмассовым наганом.
Над головой как паруса
круизного катамарана
родительские голоса.
Они несут меня как знамя
непобедимый батальон.
Как облака над парусами
парю, в родителей влюблён.
Кораблик маленький с большими
фрегатами в одном строю,
подаренным за смелость ими
наганом щёлкая, стою.
***

Я встретил терминатора.
Он был сердит и наг.
Глаза его — два кратера
на дне которых мрак.
Два бицепса, два трицепса,
невероятный пресс.
«Во что всё это выльется?» —
сказал он и исчез.
Исчез быстрее молнии,
как огонёк свечи
погас в ночи, и понял я,
что он забыл очки.
Надел на переносицу
я чёрные очки –
мне хочется, мне хочется
спасти весь мир почти.

***

Пьяный болельщик в шáрфе
«Локомотив-Москва»
долго в карманах шарит
глупого пиджака.
Где сигареты? Нету.
Где зажигалка? Нет.
Ночь, электричка, лето,
ссадины на окне.
Кто проиграл, кто выиграл
разницы никакой.
— Как тебя звать-то?
— Игорь.
— Едешь куда?
— Домой.

***

я верю в инопланетян
у них в лесу парковка
сосед по даче вечно пьян
но это маскировка
он прилетел издалека
ему здесь одиноко
его корабль наверняка
стоит неподалёку
в его окне мерцает свет
не гаснет никогда
он ждёт сигнала много лет
молчит его звезда
на крышу лезет точно вор
глубокой ночью пьян
настраивает «Триколор»
на инопланетян
***

Счастье – это когда ты кому-то нужен.
Счастье – когда спецслужбами не обнаружен.
Счастье – когда пришельцами не одурачен.
Счастье – когда ты живёшь на даче.
А несчастье, Господи, помоги,
это подгоревшие пироги
или скисший с курицею бульон.
Телефон звонит. Мегафон.
Поднимаю трубку, кричу: «Ага!
Я хочу участок семнадцать га.
Я построю, Господи, стадион.
Подари мне, Господи, миллион».
Отвечает Господь: «Боже мой,
не звони мне больше, ищи другой
вариант и больше мне не звони,
извини, мне некогда, извини».

 

About the author

Комментарии

Ваш отзыв